Пятница, 20.04.2018, 18:19
Приветствую Вас Гость | Регистрация | Вход

"Семейная летопись" - сайт Козлицкой И.В.

Меню сайта
Форма входа
Статистика
Рейтинг@Mail.ru
Статистика
Яндекс.Метрика
Поиск
Оцените мой сайт
Оцените мой сайт
Всего ответов: 76
Мои сайты
  • Меровка
  • Фамильный герб
  • Мои предки Твердовские
  • Пригласим природу в дом
  • Семейная библиотека

    Главная » Статьи » Мои статьи

    Заселение Саратовского края

    ЗАСЕЛЕНИЕ САРАТОВСКОГО КРАЯ.

     

    История заселения и хозяйственного освоения Саратовского края насчитывает уже более четырех столетий. Необходимость укрепления юго-восточных рубежей, заселения и освоения обширных земель, развития торговли по Волжскому пути вызвала строительство городов и крепостей на новой окраине государства. В 1590 г. был основан и Саратов, ставший центром колонизации обширной территории.

    Земля правобережья Волги, «с ковыльной и целинной степью», с рыбными, звериными, лесными и сенокосными угодьями, привлекает к себе людей. Здесь стали селиться холопы и крестьяне, бежавшие от произвола помещиков и притеснения царской администрации из центральных районов России. Среди беглых встречались русские, мордва, чуваши, татары. Они селились по берегам Волги, Хопра, Медведицы.

    Некоторые переселенцы оставались казаками, другие нанимались на судна и рыбные промыслы, превращались в вольных хлебопашцев.

    В Саратовский край, спасаясь от жестокого преследования, бежали и раскольники. Они основывали здесь свои поселения (Ахмат, Золотое, Синенькие, Мордовое).

    На берегах Волги царь жалует земли крупным феодалам – монастырям. Они перевозят сюда из своих вотчин крестьян и основывают села (Сосновый остров – ныне город Хвалынск, Малыковка – ныне город Вольск и др.)

    В XVII веке в Саратовском Поволжье появляются русские помещики. Правительство отводит им земельные угодья.

    Продолжало возрастать торгово-транспортное значение Волги и расположенных на ней городов. Здесь проходили караванные пути в Астрахань, Хиву и Бухару, оживленно шел торг с Персией. По сухопутным трактам через Саратов проходили пути, связавшие Нижнее Поволжье с Москвой.

    В то время необычайно возросло значение рыбного промысла. На берегах Волги возникло много дворцовых, монастырских и купеческих промысловых сел и слобод. Торговля и рыбный промысел привлекли сюда предпринимателей, сезонных рабочих и постоянных поселенцев.

    Возросла необходимость усиления охраны заселенных районов.

    3 августа 1731 г. выходит сенатский указ о льготах желающим поселиться на царицынской линии. Людям, добровольно согласившимся жить и работать на караульных разъездах, «выдавалось из казны на каждую семью по 12 рублей, да хлеба и муки по шести четвертей (четверть = 209,91 литра), овса по три четверти, круп 12 пудов. Каждому служащему было определено жалование на всю семью по 5 рублей, хлеба – муки по три, овса по три четверти в год, а Старшине, который над ними будет, выдаются прибавки. Им же отведены будут земли, сенные покосы и всякие угодья с довольством».

    В XVIII началась разработка Эльтонского соляного месторождения. Для перевозки соли от озера Эльтон до Саратова, где были построены соляные амбары, пригласили украинцев. Возникли десятки украинских слобод и хуторов (среди них и Покровская слобода – нынешний город Энгельс).

    По приглашению Екатерины II в середине XVIII века прибыли на волжские берега выходцы из Западной Европы, преимущественно из Германии, давшие начало многочисленным населениям на берегах Волги – от Баронска (г. Маркс) до Царицына (г. Волгоград).

    Благодаря немецким колонистам возник и наш поселок. Историю своего родного края должен знать каждый.

    История нашего поселка неразрывно связана с историей всей России.

     

    ИСТОРИЯ СЕЛА ГРИММ (1765 – 1941 Г.Г.) 

    В 1764 году осенью в Саратов с отрядом переселенцев прибыл Генрих Ульрих Гримм, хирург по профессии, из города Гронунгена соединенных Нидерландов. 10 мая 1765 года он основал со своим отрядом село Лесной Карамыш. С первых дней поселение назвали колония Гримма (название это закрепилось за ним почти на два столетия, вытесняя зачастую названия официальные).

    Генрих Гримм не случайно пользовался заслуженным уважением всех людей в округе – он не только был старостой селения, но также работал пекарем, учителем, фельдшером. Жена его, Анна-Елизавета, была весьма опытной акушеркой, авторитет ее был настолько высок, что ее приглашали для консультаций и медицинской помощи не только в окрестные села, но даже в Саратов, как тогда говорили «в привилегированные семьи».

    Среди внуков и правнуков Генриха Гримма были учителя, государственные чиновники, профессора Петербургского и Харьковского университетов.

    В 1765 году в селе проживало чуть меньше тысячи человек: мужское население составляло 402 человека, женское – 367. И образовывали они 171 семью. Каждая семья состояла из 4 – 5 человек. Среди жителей села Лесной Карамыш были выходцы из Германии, Швейцарии, Франции. Через пятьдесят лет население увеличилось втрое. А в 1912 году, то есть через 149 лет после основания села, число его жителей возросло до 11788.

    Гримм расположен на берегу речки с татарским названием Карамыш. Поэтому в те времена, когда царизмом на немецкий язык был наложен запрет, село называлось Лесной Карамыш. Речка Карамыш впадает в приток Дона – Медведицу.

    Пять ручных плотин значительно повысили уровень воды, и ее хватало на все пять водяных мельниц, построенных вдоль реки: мельниц Якоба, Петра, Ханфальтина, Эриста и Ротбарта – по именам их владельцев. Плотины создавали замечательную возможность для отношения части угодий, где ежегодно выращивались белокочанная капуста, помидоры, огурцы и другие овощи. Возникшие благодаря запрудам водоемы буквально кишели рыбой, они также значительно обогащали окружающую природу. После трудового дня, после тяжелых полевых работ люди наслаждались прохладой прудов и их мягкой водой.

    Преобладающее большинство жителей села составляли малоимущие крестьяне и середняки. Здесь жили и ремесленники, рабочие маленьких промышленных предприятий, являвшихся собственностью (до революции) таких владельцев, как Ленц, Шефер, Штеккер, Миллер и других. Собственно это не были предприятия в полном смысле слова, скорее, их можно было назвать мастерскими, в которых изготовлялись всевозможные металлические части для зерноочистительных машин, маленькие моторы с нефтяным двигателем, формы для машин,  формы для изготовления кирпичей и различное сельскохозяйственное оборудование, такое как плуги, бороны, механические веялки.

    Более видное место в экономической системе села занимало производство веялок, начатое в 1876 году. К концу 19 века этим промыслом занимались около 100 семей. Они собирали ежегодно до 30 тысяч веялок, которые быстро раскупались не только в центральной России, но даже в разных районах Сибири.

    Для обеспечения веялочного производства чугунным литьем в селении Лесной Карамыш был открыт механический завод, на котором, кроме литья, вскоре стали выпускать жатки и конные молотилки.

    Помимо традиционных кузнечных, плотницких, сапожных и других мастерских в селе работали промышленные заведения по производству курительных трубок, сарпинки, которые принесли поселению Лесной Карамыш славу далеко за пределами Саратовской губернии.

    Курительных трубок изготавливали до 19 видов, среди них были простые, а были и такие, которым присваивались имена. Их украшали оправой из латуни и серебра, делали для них специальные чубуки с использованием кожи и рога. Ежегодно мастерами выделывалось до 500 тысяч трубок и столько же чубуков. Продавали их в Камышине, Мурманске, Пензе, Сызрани, Астрахани и других городах (сегодня многие из этих трубок расцениваются как подлинные исторические раритеты).

    На протяжении всего XIX столетия наряду с промышленным производством интенсивно развивалось земледелие и животноводство. В селе было несколько землевладельцев, таких как Ааб, Майснер, Думмлер и другие. На их угодьях работали, кроме их собственных семей, батраки, не имевшие свою собственную землю, и малоземельные крестьяне.

    Победа Октябрьского переворота привела вскоре к социалистическим преобразованиям на селе. Из маленьких мастерских и частичных производств возникло государственное предприятие металлоконструкций «Рекорд». Земля была поделена между крестьянами по принципу равноправия и справедливости.

    Высоким уровнем культуры село Гримм было обязано реальной школе. Помимо церковно-приходской школы, в селе в XIX веке было открыто центральное училище по подготовке учителей русского языка. Выпускники этого училища работали в школах, госучреждениях едва ли не всей губернии. Всего в селе ежегодно обучалось более 2000 учащихся. Школа позднее стала называться окружной школой, затем школой сельской молодежи и, наконец, образцовой средней школой.

    Несмотря на многочисленные трудности, реальная школа в Гримме умела дать образование детям рабочих и крестьян. После ее окончания они могли работать бухгалтерами, учителями в начальных классах, секретарями, писарями и т.д… В свое время среди них был и Аугуст Ланзингер (известнейший литератор немецкого Поволжья).

    К началу XX века село Лесной Карамыш было одним из крупнейших в Камышинском уезде.

    Но были и черные полосы в жизни села. Свои жуткие слезы оставила гражданская война, когда село переходило в руки то белых, то красных. Потом смертельная коса 1921 года, когда одни умирали от голода, другие покидали село в поисках куска хлеба. Некоторые из них отправлялись даже на чужбину: за океан, в Америку и многие гибли в пути, еще в России.

    В 20-е годы нашего века население с. Гримм насчитывало более 10 тысяч человек, в селе успешно действовали сельскохозяйственная и сарпиноткацкая артели; чугунолитейный завод «Рекорд» был преобразован в станкостроительный.

    Была организована в эти годы первая партячейка. Один из первых и активных руководителей был Якоб Мильбергер.

    В 1922 – 1923 годах молодежь, работавшая на заводе «Рекорд», создала первую комсомольскую ячейку в селе.

    В годы индустриализации завод «Рекорд» был усовершенствован. Имея новейшее оборудование, он был первым помощником труженикам колхоза.

    В 1929 – 1930 годы был организован колхоз, получивший название «Коллективий». Первым председателем его стал Фридрих Фрицлер. Этот неутомимый труженик дорос до народного комиссара сельского хозяйства немреспублики на Волге. Его имя занесено в Золотую Книгу Почета Выставки достижений народного хозяйства.

    А как жители Гримма умели отдыхать! В округе знали их умение вносить в окружающую среду радость, веселье и хорошее настроение. В селе существовала художественная самодеятельность, ставшая для многих ее участников духовной потребностью. Театральные и музыкальные кружки работали в школе, в колхозных клубах, в кантоном доме культуры. Все, от мала до велика, становились членами этих кружков. Музыкальный кружок средней школы возглавил Карл Яковлевич Шмидт, директор духового оркестра (духовой оркестр, состоявший из членов семьи Шмидт. Этот духовой оркестр существовал вплоть до выселения немцев в Сибирь и был активным участником всех общественных событий в селе).

    Драматическими кружками руководили Вольдемар Краус и Якоб Миллер. Они не только вели режиссуру спектаклей, но и сами успешно выступали на сцене. Артисты самодеятельности театра ставили не только одинаковые пьесы, которые публиковали в нашей республиканской прессе, но и смело брались за немецкую и русскую классику, причем и русская классика ставилась на немецком языке. На сцене Дома культуры шли спектакли «Коварство и любовь» Фридриха Шиллера, сцена с яблоком из «Вильгельма Телля», «Цыгане» Александра Пушкина,  пьесы Антона Чехова и другие пьесы.

    В субботние вечера во всех клубах звучала танцевальная музыка. Жители Гримма были известны в округе своим пристрастием к немецкому народному танцу, умели они и петь. Народная песня звучала на праздниках и в буднях, на полевых станах, на свадьбах и на народных гуляньях. Поздними вечерами можно было услышать в разных уголках села любимые песни, народные мелодии.

    Село росло и становилось все краше. В мае зацветал большой колхозный сад, который наполнял все село сладким ароматом. У главной дороги, пересекающей село, рос церковный сад – парк. В гуще роскошной зелени стояла лютеранская церковь. Она услаждала взор своим грандиозным деревянным строением и изящным внутренним убранством. Здесь звучали два органа, волшебные звуки которых можно было услышать в рождественские вечера, пасхальные и другие праздничные, и просто воскресные дни во время литургии (церковь была уничтожена позднее осенью 1935 года).

    Отдельно стоит остановиться и вспомнить 1933 год. Этот год обрушился на гриммлян большим горем. Весной 1932 года колхозники в резиновых сапогах, с мешками через плечо бросали золотые зерна в грязное месиво. И так было по все Волге. Осенью собирать было нечего. Нетрудно связать этот грязный сев с последующим неурожаем. Возможно еще тогда «высокая аграрная наука» Лысенко начала свое кощунственное шествие по стране. А наши умершие от голода земляки стали первыми жертвами этого псевдоученого. Тогда голодала не вся страна. Значит, при желании можно было не допускать этой трагедии? В эту роковую весну 1933 года неописуемого голода колхоз «Коллективист» первым в кантоне закончил сев. Смерть косила целые семьи. Были несколько случаев каннибализма (отец, находившийся на грани сумасшествия, убил своего младшего сына, чтобы накормить двух других сыновей. Второй случай произошел в семье рабочего завода «Рекорд». Когда люди узнали, что он умер и пришли, то было уже поздно. Голодные дети и их слепая мать уже съели половину трупа).

    В 1934 году завод «Рекорд», ориентированный на выпуск токарных станков, был передан в ведение народного комиссариата машиностроения, что способствовало дальнейшему его развитию. Изготавливавшие в то время станки ТВ-2 и другие имели большие технические преимущества, были универсальны, удобны в обслуживании и поэтому высоко ценились. На них был большой спрос на металлообрабатывающих заводах многих областей страны.

    В середине тридцатых годов в Гримме была проведена реорганизация, в результате которой из первого колхоза «Коллективист» было создано четыре хозяйства. Колхоз «Коллективист» продолжал свое существование, но рядом с ним возникли колхозы «Чапаев», «Ударник», «Буденный». Завод «Рекорд» во многом помогал им в оснащении всевозможной техникой. Здесь уместно вспомнить, что сельское хозяйство немреспублики в середине тридцатых годов было механизировано на 83%, во всем Поволжье, да и за его пределами подобного не было.

    Село занимало настолько земельное место в экономике и социальной сфере республики немцев Поволжья, что в 1935 году был создан Гриммский район с центром в с. Гримм.

    Село опять окрепло и встало на ноги. Этому способствовало то, что в 1937 году был получен очень богатый урожай всех сельскохозяйственных культур. Усердный труд гриммлян, да и всех жителей республики, дал свои плодотворные результаты, но массовые репрессии перечеркивали поднятое настроение и вдохновенный труд людей. Тюремная камера гриммского НКВД была постоянно переполнена. Лагеря на северном Урале, в Сибири, за Полярным кругом, на Колыме росли и пополнялись немцами Поволжья.

    Спустя некоторое время, все те, кого не коснулись репрессии, и кто сумел пережить голод, ожили. Село залечило свои раны и вступало на путь процветания. Оживленнее стало на улицах. По вечерам теперь, как и раньше, были открыты двери сельских клубов. Колхозы стали больше получать сельскохозяйственной техники. Урожаи росли. Созданная в 1931 году МТС набирала силу, и вскоре ее уже считали одной из лучших в нашей автономной республике.

    Опять на полях звучали песни. Особенно высокий урожай обещал быть в 1941 году. Гриммляне надеялись собрать горы зерна и строили радужные планы. В селе царило оживление. Не стало соломенных крыш, во дворах было значительно больше крупного скота, выросли новые дома. Хорошо побеленные, они стояли ровными рядами и украшали длинные прямые улицы.

    Чуть выше села гриммляне разводили сады, в которых всегда было изобилие яблок, груш и других фруктов, а также огромное изобилие всевозможных овощей. Не было всего этого еще в начале июня, но красота природы покоряла своим великолепием. На улицах звенело веселье.

    Но все это разом померкло и превратилось в страдания и боль. 22 июня 1941 года началась война.

    30 августа 1941 года в республиканских газетах появился Указ Президиума Верховного Совета СССР от 28 августа 1941 года о выселении немецкого населения Поволжья в «богатые пахотными угодьями района Сибири, Казахстана и Алтая».

    Более месяца гриммляне ждали рокового часа выселения, и все это время трудились на полях, не разгибая спину, собирая богатый урожай, сдавая его государству. Не выведенное зерно было тщательно накрыто циновками и таким образом надежно защищено от непогоды.

    5 октября гриммляне выехали на грузовых автомашинах, на телегах, запряженных лошадьми и быками. Так они доехали до пристани Банновка на Волге в Золотовском кантоне нашей республики. Оттуда на баржах доплыли до Саратова, а из этого города они были отправлены поездом через Среднюю Азию и Сибирь.

    Поезд с жителями села Гримм прибыл на место назначения 19 октября 1941 года. Этим местом оказалась транссибирская железнодорожная станция Нижний Ингаш. Это 350 километров восточнее Красноярска.

    Летом 1942 года были переименованы города и села, принадлежавшие ранее немцам Поволжья. Так село Гримм переименовали в пос. Каменский.

     

    ПОСЕЛОК МОЕЙ МЕЧТЫ – ГРИММ. 

    Так закончилась довоенная история Гримма. Но разве можно одним росчерком пера хоть что-либо вычеркнуть из памяти человека, из его сердца и души? Спустя много лет некоторые семьи немцев решили вернуться в родное село. От них мы многое узнали об истории нашего поселка. Мало кто считает, что живет в поселке Каменский. Большинство живут, как они сами говорят, в Гримме. Значит, название села, несмотря ни на что, сохранилось даже в устах его новых жителей, спустя более двух веков. У Гримма есть прошлое, настоящее и обязательно будет будущее. Но будущее, конечно, зависит только от нас.

            Мы хотим  увидеть свое село красивым, по улице бегущих босиком малышей не оттого, что им нечего обуть, а потому, что приятно бегать босиком по чистым улицам. Красивые, ухоженные дома. Мы хотим увидеть речку, весело несущую свои чистые воды, ее живописные берега, где нет мусора и сухого валежника. Мечтаем, чтобы совхоз наш возродился и процветал. Хотелось бы, чтобы в нашем поселке появилось много рабочих мест, заработали прибыльные производства, чтобы люди могли хорошо зарабатывать.

    Мы хотим  с честью продолжить историю своего поселка и внести свой вклад в его трудовую летопись.



    Источник: http://интернет
    Категория: Мои статьи | Добавил: irina196107 (17.01.2014) | Автор: Заселение Саратовского края
    Просмотров: 1775 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
    [ Регистрация | Вход ]