Воскресенье, 20.08.2017, 06:20
Приветствую Вас Гость | Регистрация | Вход

"Семейная летопись" - сайт Козлицкой И.В.

Меню сайта
Календарь
«  Август 2017  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031
Форма входа
Статистика
Рейтинг@Mail.ru
Статистика
Яндекс.Метрика
Поиск
Оцените мой сайт
Оцените мой сайт
Всего ответов: 69
Мои сайты
  • Меровка
  • Фамильный герб
  • Мои предки Твердовские
  • Пригласим природу в дом
  • Детство

    "Вот моя деревня, вот мой дом родной..."

    Родилась я 20 июля 1961 года в р.п. Алексеевка Хвалынского района Саратовской области (на берегу Волги). Почему в Алексеевке? Да потому что роддом там был. И надеюсь - есть. /sv-vo_o_rozhdenii_iriny.jpg

    Фото: рабочий посёлок Алексеевка Хвалынского района.



    До третьего класса (до 1970 года) наша семья (папа, мама, я и брат) жили в малюсеньком посёлке, который гордо именовался "подсобное хозяйство Победа". И было это всего-навсего чьё-то там отделение (Черемшанское?) в одну улицу. Но воспоминания о Победе у меня остались самые тёплые. 

    А в нескольких километрах от Победы, на берегу Волги, находилась деревня Меровка, откуда родом был мой папа. Вот эти два  места - Победа и Меровка - моя родина. С ними связаны все воспоминания о детстве. 



    Наш дом стоял в центре посёлка и назывался взрослыми по-разному: барак и даже клоповник. А для меня он был просто ДОМ. Хотя в нём жили 4 семьи, какой же это барак, если у каждого хозяина свой отдельный вход? Ну, а клопы выходили на охоту ночью, когда мы с братом крепко спали и их не видели. Правда, маме с папой приходилось регулярно по ночам ножки наших кроватей керосином смазывать (интересно - действовало ли это средство?).

    Фото: наш дом. На крыльце мы с папой (1965 г.)    

     

    Представляете, двери домов на Победе никогда не запирались на замок. Достаточно было заложить палочку в накладку. Бегай себе спокойно на улице, не опасаясь ключ потерять. И ведь никому и в голову не приходило - зайти в чужой дом. 

    Во дворе у нас был погреб: просто квадратная яма в земле, накрытая сверху досками и присыпанная землёй. В центре - крышка  (творило), которая тоже круглый год не запиралась. Сейчас мне даже представить трудно, как мама зимой шла по снегу до погреба, откапывала крышку, спускалась по лестнице вниз, держа при этом в одной руке керосиновую лампу, а в другой - чашку под капусту и огурцы. Потом из бочек надо было всё это достать (а это, оказывается, тоже наука!), да ещё и вылезти на свет божий по той же лестнице. Да, прогресс нас избаловал. Сил хватает только до холодильника добраться.

    В палисаднике мама весной сеяла мак и мальвы. Мак я до сих пор люблю в булочках. И в детстве бабушка и мама часто пекли "розочки" с маком. А мальвы заменяли мне магазин с куклами. Да, это не шутка. Из распустившихся цветков мальвы мы с подружками делали юбочки кукол, а из бутонов - головки. Соединила головку с юбочкой - вот тебе и кукла! Хочешь - в белой юбочке, а хочешь - в красной.

    А это та самая кровать, которую смазывали керосином.

     

    В нашей квартире  была всего одна комната - зал (он же кабинет, он же спальня родителей). Прихожая плавно переходила в кухню. В центре квартиры стояла русская печь. Она и разделяла зал и кухню-прихожую. И вот за этой печью был закуток - наша с братом спальня. На фотографии я восседаю на кровати в этой самой "спальне". За моей подушкой видна стенка шифоньера, который стоял в зале. Рядом с моей кроватью, через проход, стояла кровать брата. 

    В руках у меня моя первая кукла-пупс. Я в неё играла вплоть до 1-го или 2-го класса (и больше кукол не было, кроме совсем маленьких пупсят). С куклой связано первое неприятное (даже горькое) воспоминание моего детства. Дело в том, что отец очень баловал брата, в отличие от меня (я же старшая). Для   сыночка можно было и дымовушку из моей куклы сделать. Сколько я ни ревела, но сделанного не воротишь. Взорвалась моя кукла на радость Сашке. 

    Положительное во всей этой истории - это покупка новой куклы. И не пупса! Мама привезла мне куклу моей мечты: туловище у неё было тряпочное, ручки и ножки сгибались, а головка - пластмассовая, с красивой причёской-корзиночкой (косы так раньше заплетали). Размером такая же, как погибший пупс, но! - в одежде! В брюках и кофточке. Весь вечер искала в интернете похожую куклу, но безрезультатно - всё пластмассовые попадаются. А такой, как моя Юлька, больше нет!

    Я играла с этой куклой до окончания 8-го класса. Шила ей одёжки, постельное бельё. Когда я уехала учиться в Вольск, мама зачем-то отдала мою любимую куклу вместе со всеми одёжками. Очень я тогда расстроилась.
    А вообще игрушек у нас с братом был полный ящик (картонная коробка). Тут и юла, и трактор, и плюшевые мишки, и т.д. 




      
    Но мама очень следила за нашим развитием и покупала много книг, которые читала нам, и обязательно из каждой поездки в Алексеевку или Хвалынск привозила развивающие игры: лото, викторины. Вот точно такая викторина была у нас в детстве.




    Детского сада в селе не было, поэтому мы, дети, очень часто были предоставлены сами себе. Или родителям приходилось брать нас на работу. Правда, до 1964 года в этом же посёлке жили бабушка и дедушка (Пронины, родители мамы). И нас нянчила и воспитывала бабушка Нина. Но потом дедушку перевели в Красноармейский район, и маме пришлось оставить работу, чтобы за нами присматривать.

    Иногда роль няньки доставалась и папе, и тогда ему приходилось брать нас с собой. Больше всего нам с братом нравилось, когда папа брал нас в рейсы: то на плантации, то на ферму, то в поле за зерном! Класс! И ведь никто в то время не заморачивался техникой безопасности: ездили не только в кабине, но и наверху, в кузове. Помню, стоишь, вцепившись в борт, ветер волосы раздувает, а машина - ух!- съехала с горки, аж дух захватило и сердце подпрыгнуло. А в радиатор папа уже кукурузу положил - варить (сейчас бы кто додумался?). И вот сейчас мы остановимся и съедим эту горячую вкусную кукурузу! М-м-м-м! Аж слюнки текут.

    На фото: мама, брат Саша и я. Год, наверное, 1964. Мне 3 года, а Саньке 2.

                                        

                Фото сделано в Меровке. 1964 год.                      Фото сделано напротив крыльца нашего дома.

     

                                          1965 год.  Саше 3 года.   
                                                                                                                                                       А мне 4,5 года.
     
     Какая у меня здесь улыбка! Ну, прямо ангельская...

    К сожалению, в скором времени мне понравилась "улыбка" моей тётки, которую я начала усиленно копировать. И получилась из вот этой моей УЛЫБКИ, представьте себе, - УХМЫЛКА, которая навсегда изменила мой имидж (не в лучшую, заметьте, сторону). Так я и не переучилась красиво улыбаться...
     
     

      
    Фото сделано 7 ноября 1966 года. 
    Слева направо: мой будущий одноклассник Коля Романов, я и брат Саша.

                                                                 

    Как я уже говорила, п/х Победа  - это одна улица из приблизительно 30-ти дворов. Была на Победе и контора, и магазин, и мастерские, фермы, птичник. А вокруг - плантации огурцов, помидоров, капусты, заросли кукурузы, картофельные огороды, яблоневый сад, - и всё это надо было исследовать и попробовать на вкус.

    С ранней весны до поздней осени мы  (шлёп-компания: я, брат Санька, подруга Тоня, двоюродный брат Вовка Пронин, одноклассник Сашка Антипин, - к которой иногда присоединялись и другие "беспризорники") исследовали окрестности. Из нас только Тоня жила на краю села, а мы все - в одном доме. Помню, соберёмся около нашего крыльца и решаем, куда же нам пойти в этот раз? На пруд или на плантации? В мастерские или на птичник? А может махнуть на дойку и попить парного молочка? - предлагала Тоня. Мы с братом терпеть его не могли.

    Любимое место - речка! Через картофельные огороды бегом, потом вдоль ручья налево - и вот она, речка!

      
      
    Через эту речку спокойно переходили коровы, но на другой берег был перекинут мостик: хороший такой, прочный деревянный мост с перилами. На поляне за мостом был разбит трудовой лагерь, в котором жили старшеклассники (или студенты?) с учителями, приезжающие из Хвалынска или Алексеевки. Вокруг палаток - низкий заборчик-штакетник, в центре - флагшток. С утра молодёжь уходила на плантации полоть или собирать урожай, а после обеда наступало свободное время. Вот тут-то и мы появлялись. Среди мальчишек в лагере был наш любимец Коля. Сядем мы с Тоней на мосточке, свесив ноги, и орём: "Коля-я-я! Ко-о-о-ля!" Девчонки над ним подшучивают: "Иди! Опять твои невесты пришли!" Выйдет он к нам на мостик, сядет рядышком и начинается беседа. О чём? Не помню, хоть убей! 

    А если идти прямо через картофельные огороды, никуда не сворачивая, и перейти через ручей недалеко от сельской бани, то попадёшь на плантации огурцов и помидоров. Сильно проголодавшись, мы направлялись туда. Шли гуськом по тропинке, то и дело наклоняясь, чтобы сорвать огурчик или помидорчик и спрятать в карман или за пазуху. Посреди плантаций стоял шалаш сторожа. И мы, наивные, думали, что он ничегошеньки не видит: спит себе в шалаше, в тенёчке. Итак, мы шли, тропинка постепенно забирала вправо - и вот мы уже на задах у дома Глазковых. Тут надо было перейти через мостик на огород Тониных родителей (дядя Петя и тётя Настя Глазковы - добрейшие люди!). Я обожала этот мостик! Стоишь на середине моста, под тобой - вода, затянутая ряской. Стрекозы снуют маленькими вертолётиками туда-сюда. Красота!



    На противоположной стороне посёлка был разбит яблоневый сад (к этому приложил руки мой дедушка, Пронин Иван Васильевич, который работал агрономом на Победе до 1964 года). Каких только яблок там не было! Особенно мне запомнились почему-то ранетки. Между улицей села и садом находилось ещё одно любимое место наших игр - эстрада (эстрада -ы, ж. 1. Возвышение, помост, площадка для выступления перед публикой артистов (музыкантов, чтецов и т. п.). И кто только сообразил в селе из 30 дворов её построить, ума не приложу! С одной стороны асфальтированной (или плиточной?) площадки стояли скамейки, если память меня не подводит, а с другой - помост для выступлений выдающихся артистов: нашей компании. С каким чувством мы друг для друга пели со сцены и читали стихи! Даже самой не верится, по прошествии стольких лет.



    Вообще-то, тяга к искусству проявлялась не только в этих концертах. Ещё мы разыгрывали целые спектакли дома у Тони Глазковой. Их дом был типичной русской избой, состоявшей из двух половин: обитаемой кухни-прихожей-столовой и праздничной горницы, куда двери обычно были прикрыты. Горница была светлой, просторной, с обязательной розой в кадке и модным тогда проигрывателем. Только справа от входа были отгорожены две "спальни" (по современным меркам это спальней не назовёшь - просто изолированное место для кровати). И вот рядом с китайской розой, пока родителей Тони нет, мы и лицедействовали.

    У нас дома тоже был проигрыватель - "Рекорд" - с кипой грампластинок. Каждый выходной у нас были гости, папины и мамины друзья, и они танцевали под модную тогда музыку. А нам, детям, почему-то нравилась песня "Пожар" и ещё что-то шуточное про Фому и Ерёму (надо поискать!).




    Трёхэтажный дом горит, А народ кругом стоит,
    Рассуждает меж собой: «Догорит, пойдём домой!»

    Дом горит, горит, горит, А народ кругом стоит,
    А я сел, кругом гляжу -Дом горит, а я сижу.

    Я сижу и не пойму: Пламя нет, а всё в дыму.
    Что такое за пожар,Только зря сюда бежал.

    Папиросу закурил, А сосед остановил:
    «Папиросу потуши: Дым, чай, вон, валяй, дыши!»

    А пожарник на стене Топором махает мне.
    «Дескать что же ты сидишь Погляди, ты, чай, горишь!»

    Я к пожарнику скорей Дескать, ты меня залей
    А пожарник мне в ответ: «Подождёшь, огня-то нет».

    Подскочил я в тот же миг И поднял я страшный крик,
    Оглянулся, поглядел – А я на головнях сидел.

    Я хотел бежать домой, А сосед кричит: «Постой!
    Чай, немного постоишь, Ты ведь тлеешь, не горишь!»

    Прибежал домой с пожара Голова болит с угара,
    А навстречу мне жена: «Ой, батюшки! Обгорел как сатана!»









    Слушаем и наслаждаемся:

    Иван Суржиков - Пожар.mp3 • 2,9MB 







     
    Фото: а это и есть беспризорники - я, Саша Антипин, брат Санька, Вова Пронин-младший (есть ещё и старший) и подружка Тоня Глазкова.  



    В нашем посёлке был замечательный дяденька, увлекающийся фотографией. Он всегда находил моменты для увековечивания. Вот и тут не оплошал. Дело в том, что мы с братом постоянно дрались. При любом удобном случае (что и закалило мой характер). И в этот день опять дрались, причём я проигрывала по всем статьям. Дяденька-фотограф нас разнял и пообещал птичку. И вот я уже смеюсь сквозь слёзы.

    Помню, наша шлёп-компания  играла в палисаднике возле конторы. Мама тогда уже работала в конторе счетоводом-кассиром.Жарко, окна открыты. Мы то в одно окно заглянем, то в другое. И попали в кабинет директора (фамилию помню - Деревянкин). Там на столе бумаги какие-то разложены. Мы, недолго думая, песка на стол накидали и убежали. Вот дурачьё!

    А ещё мы нашли на дороге большой гвоздь под названием шпигорь, если вам это о чём-нибудь говорит, и подставили его под колесо директорского "козла" (автомобильчик такой смешной). Позже услышали разговор дома, что шофёр долго шину латал. До чего же бестолковые дети! 


    Была на Победе и школа: малокомплектная, два класса учились с утра, потом другие два - после обеда. И так получилось, что мы с братом Санькой учились в разные смены. Поэтому совместных школьных воспоминаний у нас нет, кроме линейки на 1 сентября.

    Мои самые первые честно заработанные деньги связаны тоже с Победой. Однажды  молоденькая учительница Валентина Алексеевна повела  нас  на птичник. Там мы ловили кур (шум стоял коромыслом, перья кругом летали) и по-очереди подносили к кому-то, кто делал им прививки. Потом в конторе, как взрослые, мы получили деньги! Зажав в кулаке 3 рубля 75 копеек, я поспешила в единственный сельский магазинчик и купила маме красивую клеёнку на стол: с какими-то фруктами и ягодами. До сих пор помню ощущение гордости: САМА ЗАРАБОТАЛА! 

    (Продолжение следует)